религиозная организация

"Кресто-Воздвиженский Иерусалимский ставропигиальный женский монастырь

Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)"

История

Кресто-Воздвиженского Иерусалимского ставропигиального женского монастыря.


        Основание нынешнему Крестовоздвиженскому Иерусалимскому ставропигиальному женскому монастырю было положено в 1837 году в селе Старый Ям Подольского уезда, что на Каширском шоссе. Там, при церкви святых мучеников Флора и Лавра, была устроена богадельня для лиц женского пола. Точное число живших в ней неизвестно, но можно предположить, что их было от 10 до 15 человек. Устроенная на церковной земле богадельня эта ничем не отличалась от подобных ей домов призрения бедных и неимущих и содержалась "трудами живущих в ней и доброхотными дателями".
        В таком виде она просуществовала около 20 лет. С 1855 года богадельне стал активно помогать крестьянин Иван Степанович, уроженец деревни Съяново. Это был необычный человек. В возрасте 34 лет Иван Степанович оставил свою работу (а был он московским извозчиком) и принял на себя подвиг юродства. Случилось это так. Иван заболел и отправился в Троице-Сергиеву лавру поклониться святым мощам преподобного Сергия Радонежского и попросить об исцелении. За время своего паломничества он познакомился с юродивым Христа ради Филиппом, который по благословению митрополита Филарета (Дроздова) проживал в знаменитом Гефсиманском скиту лавры, а затем для большего уединения поселился в ветхой необитаемой сторожке, находившейся позади скита в густой лесной чаще.
        Подвиг юродства Христа ради и весь образ жизни Филиппа сподвигли Ивана удалиться от мирской суеты и полностью посвятить себя служению Богу. В одной сорочке, босой, зимой и летом ходил он по Москве, носил вериги, терпел всякого рода лишения. Много странствовал по святым местам и монастырям России. Подражая святым подвижникам, он и жизнь проводил подвижническую.
Иван Степанович был известен Московскому Митрополиту Филарету, который имел к нему особое расположение и подолгу беседовал с юродивым.
        Знали Ивана Степановича и московские купцы, но особенно любили его в благочестивой семье купцов Саватюгиных. После смерти главы семьи, Николая Кирилловича Саватюгина, блаженный пришел к его вдове, Параскеве Родионовне, и попросил у нее денег на чтение Псалтири по усопшему. С подобными просьбами он обращался и к другим лицам, и мало кто ему отказывал. Иван Степанович решил устроить в богадельне чтение Неусыпаемой Псалтыри, что стало тем основанием, на котором впоследствии возник монастырь.

 

        Вскоре, по совету Ивана Степановича, Параскева Родионовна Саватюгина (первая жертвовательница) вступила в число сестер богадельни, решив посвятить свою жизнь служению Богу и ближнему.

        На пожертвованные ею деньги для богадельни был выстроен двухэтажный каменный дом. Ко дню освящения этого дома Владыка Филарет прислал в благословение богадельне Иерусалимскую икону Божией Матери греческого письма, ставшую главной святыней монастыря.
        Владыка Филарет не переставал опекать богадельню и в последующие годы, всячески помогая ей. Посетив село Старый Ям в 1860 году, осмотрев богадельню, он сказал так: "Здесь не богадельня, а монастырь!". Эти слова оказались пророческими.
        Через 5 лет, в 1865 году, благодаря его ходатайству богадельня была переименована во Флоро-Лаврскую женскую общину. Первой ее начальницей становится Параскева Родионовна Саватюгина, а духовным руководителем сестер - Иван Степанович.
        Скончался Иван Степанович 7 января 1865 года, в возрасте 50 лет. Этот святой человек и был первым и главным основателем нынешнего монастыря.

     В семи верстах от села Старый Ям находилось село Лукино, которое принадлежало Александре Петровне Головиной, женщине весьма благочестивой. Похоронив мужа и свою единственную дочь, она решила подарить село и имение со всеми земельными угодьями (212 десятин земли) Флоро-Лаврской женской общине. Александра Петровна обратилась к Владыке Филарету, который всячески содействовал исполнению ее желания, и на лукинское имение была составлена дарственная. Сестрам общины предстоял переезд в имение Головиных.
        Для устройства на новом месте требовалось много сил. Поэтому Параскева Родионовна Саватюгина попросила епархиальное начальство назначить попечителем общины ее племянника, московского купца Егора Федоровича Саватюгина. С его помощью из села Старый Ям в село Лукино перенесли прежний благоустроенный дом под жилье для сестер, были выполнены и другие работы по обустройству на новом месте.
        Перевести общину в Лукино было поручено Благочинному общежительных монастырей, архимандриту Николо-Угрешского монастыря Пимену (Мясникову) (в 2004 году он канонизирован как местночтимый святой Пимен Угрешский).
        Прибыв на новое место, сестры начали обустраиваться.
На территории имения находилась небольшая каменная церковь во имя Воздвижения Креста Господня (Крестовоздвиженская), построенная еще в 1846 году. Так отныне стала именоваться и община - Крестовоздвиженской.
        Но со временем этот старый Воздвиженский храм стал тесен для сестер, поэтому в 1871 году приступили к сооружению нового в честь Иерусалимской иконы Божией Матери, который пристроили к трапезному корпусу. Теперь именно здесь и днем, и ночью сестры читали Неусыпаемую Псалтырь. Здесь же поместили и главную святыню общины - Иерусалимскую икону Божией Матери, дар Владыки Филарета. 13 октября 1873 года новый храм был освящен, а в конце месяца началось строительство колокольни и каменной ограды.
        В 1873 году в Иерусалимском храме был совершен первый постриг - настоятельница общины Параскева Родионовна Саватюгина приняла монашество с именем Павлы, а большинству сестер было благословлено ношение монашеской одежды.
        За время настоятельства монахини Павлы в период с 1871 по 1886 гг. были выстроены двухэтажный келейный корпус, дом для причта, настоятельский корпус, небольшая гостиница, колокольня, конный и скотный дворы, начато строительство каменной ограды, посажены фруктовый сад и огород.
        Постепенно интерес к общине со стороны окружающих возрастал, количество желающих помолиться в храме увеличивалось с каждым годом, поэтому появилась нужда в постройке новой просторной церкви для богомольцев. На свои собственные деньги, заработанные тяжелыми и праведными трудами, простой крестьянин Сергей Тихонович Сорокин строит обширную трапезную для Крестовоздвиженского храма. Кладка пристройки была доведена почти до окон, когда Сергей Тихонович скончался. Стройку приостановили на три года, пока не нашелся новый жертвователь - московский купец Дмитрий Михайлович Шапошников, который и достроил трапезную.
        Монахине Павле в то время было уже около 90 лет, и она подала прошение об увольнении ее на покой.

    В 1886 году в управление общиной была назначена монахиня Московского Страстного монастыря Евгения (Виноградова). Она имела за плечами 30-летний опыт монашеской жизни и ревностно принялась за преобразование общины в монастырь.
        При содействии княгини Марии Яковлевны Мещериной были устроены церковно-приходская школа с приютом на шесть девочек-сирот и больница на пять кроватей. На территории общины имелся свой аптечный огород, своя аптека. Сестры сами делали лекарства не только для себя, но и для окрестных жителей. Они ходили по селам и деревням, обстирывали немощных, разносили больным лекарства и еду. Была открыта богадельня для немощных стариц из числа сестер.
        Жизнь общины все более стала походить на монастырскую, в ней насчитывалось уже около 100 сестер. В феврале 1887 года определением Священного Синода община была преобразована в Крестовоздвиженский Иерусалимский общежительный второго класса монастырь. Официальное открытие и торжественное освящение монастыря состоялось 28 июня (11 июля нов.ст.) 1887 года.
          При игумении Евгении было начато грандиозное строительство соборного храма в честь Вознесения Господня.
        Вскоре после этого монастырь посетил московский мещанин Василий Федорович Жолобов. Его поразило, что в праздничные дни Крестовоздвиженская церковь не может вместить всех молящихся. Василий Федорович предложил игуменье Евгении 10 тысяч рублей на начало строительства соборного храма. В 1889 году епархиальным архитектором С. В. Крыгиным был подготовлен проект, а весной 1890 года состоялась закладка собора. В. Ф. Жолобов ежегодно выделял определенную сумму из своих доходов, а впоследствии всю организацию работ по строительству храма взял в свои руки, при этом сам закупал материалы, нанимал рабочих и производил с ними расчет.

 

       Главным образом благодаря его стараниям, к лету 1893 года храм с внешней стороны был почти готов. Высота собора от земли до креста составила 38 метров. Следующим летом приступили к внутренней отделке. На устройство иконостаса крупную сумму выделила монахиня Афанасия, насельница Крестовоздвиженского монастыря, которая, вступив в монастырь, принесла и все свое состояние. Роспись стен и написание икон были поручены иконописцу Ерзунову. Иконы для иконостасов были написаны по золотому чеканному фону, а по краям украшены эмалью. На стенах собора было изображено около 150 библейских сюжетов. Церковную утварь также помогли приобрести благотворители.
        Строительство собора было закончено уже при другой настоятельнице - игуменье Нине (Евстафьевой). (После 7 лет неусыпных трудов монахиня Евгения была переведена настоятельницей в Московский Вознесенский женский монастырь в Кремле.)
        15 июля 1896 года в соборе освятили два престола: главный, Вознесенский, и северный, Успенский. Южный же придел во имя Митрополита Московского Филиппа (по преданию село Лукино было родиной этого святителя) был освящен 15 сентября того же года.

       Василий Жолобов построил при игуменье Нине еще один сестринский корпус, который сохранился до нашего времени и именуется "Васильевским". После игуменьи Нины, умершей в 1900 году, настоятельницей монастыря стала монахиня Александра (Егорова). Обновив Крестовоздвиженскую церковь, она ушла на покой, а посох игуменьи в 1906 году перешел к монахине Маргарите (Петрушенковой). Монахиня Маргарита была переведена из Вознесенского девического монастыря в Кремле, где несла послушание келейницы у игуменьи Евгении (Виноградовой).
        При игуменье Маргарите было завершено строительство ограды. Теперь весь комплекс монастырских строений представлял собой единый ансамбль.

  Помимо перечисленных и описанных выше храмов и зданий монастыря, на его территории располагалось много других построек.

        Возле западных ворот обители находилась колокольня, построенная в 1874 году (разрушена в советское время). Была она невысокой - 37 аршин, но удивительно красивой. Святые врата в ней были искусно расписаны "в благодарную память о лицах, послуживших благоустроению обители". На колокольне размещалось 10 колоколов. Они издавали благо звучный, чистый звон, который был хорошо слышен далеко окрест.
        Самый большой из них был весом 308 пудов.
        Для размещения сестер и разных монастырских нужд имелись отдельные здания.
        Трапезный корпус, как уже говорилось, перенесли в Лукино из села Старый Ям при переходе общины.

        В корпусе, расположенном за Иерусалимским храмом и тоже двухэтажном, находились одно время просфорная, хлебная, башмачная, больница на пять кроватей, небольшая аптечная комната и около 10 келий.
        При входе в монастырь, с правой стороны, рядом с колокольней в 1909 году был построен деревянный двухэтажный дом для приема начальствующих лиц при посещении ими обители.
Дом настоятельницы монастыря первоначально был деревянный, одноэтажный. В мае 1910 года при игуменье Маргарите провели закладку нового каменного двухэтажного дома. На первом этаже в двух больших комнатах размещались рукодельная и белошвейная мастерские, а остальные предназначались для жилья сестер. Верхний этаж занимали настоятельские кельи.
        В западной части монастыря, недалеко от нового дома настоятельницы, стояла деревянная двухэтажная монастырская церковно-приходская школа, где обучалось около сорока девочек. На втором этаже был приют для шести сирот, живших на полном монастырском содержании. (Здание школы построили в 1889 году при игуменье Евгении.)
        Кроме перечисленных строений в пределах монастырской ограды было еще семь отдельных домиков, выстроенных на средства проживавших в них сестер. У южной стены монастырской ограды, по склону горы, находилась пасека. В юго-западном углу монастыря в начале XX века был построен обширный каменный погреб для хранения хозяйственных припасов, а выше него, у въездных ворот, стояли каменная баня и прачечная.
        За монастырской оградой располагались дома причта и хозяйственные постройки. Напротив Воздвиженского храма и восточных ворот монастыря - помещение для священника и дьякона. Второй монастырский священник, который был назначен в 1904 году, жил в доме рядом с колокольней.
        Дом располагался между двумя фруктовыми садами. Напротив - сосновая роща, посаженная игуменьей Евгенией. В.Ф. Колобов, о котором говорилось выше, выстроил в роще двухэтажную гостиницу на 15 номеров. А в 1911 году на заднем дворе, ближе к лесу, была построена и оборудована паровая мельница.
        В центре монастырской территории находился пруд. Раньше на этом месте стоял большой усадебный дом с мезонином, принадлежавший Головиным. В ночь на 18 февраля 1893 года дом этот сгорел, и на его месте вырыли пруд, на который по праздникам совершались крестные ходы для освящения воды.
        В юго-западной от монастыря стороне, среди монастырских огорода и пашни, стояла небольшая часовня с колодцем. Здесь, по преданию, была когда-то церковь с чтимой иконой святой мученицы Анисий, потому и колодец впоследствии стал называться Анисиевским. Вода этого колодца удивительно чиста и вкусна. В 1901 году пониже часовни устроили небольшую купальню.

        В уединении, молитве и трудах протекала монастырская жизнь вплоть до октября 1917 года. После революции хорошо развитое и налаженное хозяйство обители было национализировано, ценную утварь изъяли, библиотеку сожгли.
        В стенах монастыря разместили беспризорных детей. Самих монахинь определили рабочими сначала Сельскохозяйственной коммуны, а затем совхоза "Лукино". Через некоторое время земли совхоза передали фармацевтическому заводу "Ферейн". Образцовое монастырское хозяйство постепенно приходило в упадок...
        В начале 20-х годов в монастыре организовали Дом отдыха № 10 ВЦСПС. Тогда еще были сохранены фруктовый сад, кленовый парк и пасека. Но уже были сняты купола и кресты Вознесенского собора, которые так мешали новым хозяевам...
        27 апреля 1924 года в 10 часов вечера состоялось собрание, на котором постановили храм закрыть. Внутри сделали перекрытия для второго этажа и открыли клуб.
        Единственным утешением верующих в те годы была Крестовоздвиженская церковь, куда перенесли Иерусалимскую икону Божией Матери. Там еще продолжалась богослужебная жизнь.
        В 1937 году году на Бутовском полигоне расстреляли священника Крестовоздвиженского храма Козьму Коротких. Погасла последняя свеча монастырской молитвы. В церкви устроили склад для хранения угля и торфа, а Иерусалимскую икону Божией Матери положили на пол как настил...
        Страшное время Великой Отечественной войны... В зданиях и помещениях бывшего монастыря срочно располагают военный госпиталь. Верующим женщинам чудом удается спасти Иерусалимский образ Божией Матери и переправить его в храм села Мячково, где икона и будет находиться 50 лет.

 

        После войны в монастыре открыли санаторий "Ленинские горки". Для проведения спартакиады вырубили фруктовый сад, кленовую аллею.
        В 1980 году на территории монастыря расположили Всесоюзный центр реабилитации детей. В Крестовоздвиженском храме размещалась администрация Центра. Храм был разделен перекрытием на два этажа и разбит на множество небольших комнат. В Иерусалимском храме устроили водолечебницу. В алтаре стояли ванны, в которых больные принимали водные процедуры.
        Возможно, молитвами основателя обители блаженного Ивана Степановича и обретших в вечности Милость Божию настоятельниц и насельниц монастыря святая Иерусалимская обитель была спасена Господом от большего осквернения, подобного тому, которому подверглись многие другие храмы и монастыри.

        В то время, когда в других обителях и храмах устраивались тюрьмы, гаражи, склады удобрений и химикатов, заводы, производящие оружие массового поражения, и прочие несовместимые с церковным служением учреждения, Крестовоздвиженский монастырь всегда оставался местом, где страждущие получали облегчение от своих недугов - богадельней, приютом для беспризорников, Домом отдыха, госпиталем, санаторием, Детским реабилитационным центром. (Для реабилитационного центра на монастырской территории в 1980-е годы построили новый современный корпус. "Пригодился" и фундамент разрушенной паровой мельницы: на нем тоже возвели одно из зданий Центра. На лечение сюда по-прежнему приезжают дети со всей России.)
        Но вот исполнились времена и сроки, закончился период духовного опустошения, и пришло время "собирать камни".
        В 1992 году монастырь передали Русской Православной Церкви, и началась его вторая жизнь. В обитель пришли новые насельницы, затеплились лампады перед святыми образами, светлым ручейком потекла монашеская молитва, возобновились богослужения в Крестовоздвиженском храме обители.